Хирургическое лечение пациента с рестенозом стентов в устье общей сонной артерии и проксимальном отделе внутренней сонной артерии


Полный текст:

PDF


Аннотация


Представлены результаты хирургического вмешательства больному с рестенозом стентов в устье общей сонной артерии и проксимальном отделе внутренней сонной артерии. В марте 2013 г. пациент перенес стентирование общей и внутренней сонных артерий, а спустя месяц — протезирование аортального клапана механическим протезом «МедИнж-23» (ЗАО НПП «МедИнж», Пенза, Россия) и маммарокоронарный анастомоз с огибающей артерией в условиях искусственного кровообращения. После вмешательства больной регулярно принимал 3,75 мг варфарина, наблюдался у кардиолога. В 2018 г. пациент перенес транзиторную ишемическую атаку. По данным дообследования выявлены субокклюзия левой подключичной артерии, признаки синдрома позвоночно-подключичного обкрадывания слева; подтверждена проходимость маммарокоронарного шунта на огибающей артерии. Больному выполнено сонно-подключичное шунтирование протезом «БАСЭКС» (НЦССХ им. А.Н. Бакулева, Москва, Россия) 8 мм. Спустя 9 мес. после сонно-подключичного шунтирования по данным контрольной мультиспиральной компьютерной томографии – ангиографии визуализирован рестеноз в стенте левой общей сонной артерии 85%, рестеноз в стенте левой внутренней сонной артерии до 94%, окклюзия внутренней сонной артерии справа, стеноз проксимального анастомоза сонно-подключичного шунта до 81%. Пациенту проведена хирургическая коррекция в объеме: удаление стента из внутренней сонной артерии с эндартерэктомией из общей сонной артерии, внутренней сонной артерии с пластикой артерий заплатой из ксеноперикарда и протезирование сонной артерии слева (сердняя треть старого протеза – бифуркация общей сонной артерии) протезом Vascutek (Vascutek Ltd., Великобритания) 8 мм. Защита головного мозга осуществлялась подъемом системного давления до 180/90 мм рт. ст. В послеоперационном периоде выполнена контрольная мультиспиральная компьютерная томография – ангиография брахиоцефальных артерий, по результатам которой протез проходим. В настоящее время не существует четких стандартов реваскуляризации данной категории больных. Представленный клинический случай продемонстрировал необходимость детального наблюдения больных после реконструктивных вмешательств на разных артериальных бассейнах, возможности радикальной интервенционной и хирургической коррекции поражений.

Введение
В последние годы каротидная ангиопластика со стентированием (КАС) частично заменила каротидную эндартерэктомию (КЭЭ) у многих пациентов [1–3]. Однако при неуклонном росте количества КАС сохраняется высокий уровень рестеноза в стенте, который колеблется между 5 и 11% с интервалом 12–20 мес. [4, 5]. Различные варианты коррекции этого состояния включают КЭЭ, повторную КАС, чрескожную транслюминальную ангиопластику, однако оптимальная методика до сих пор не определена. Из-за редкости патологии невозможно провести проспективное рандомизированное исследование эффективности представленных методов лечения [1, 2, 5]. Большинство работ состоят из сообщений об отдельных клинических случаях или небольших серий случаев и, как правило, информируют о краткосрочных результатах наблюдения.
В рамках данной работы продемонстрировано агрессивное течение мультифокального атеросклероза с выполнением в дебюте заболевания хирургического вмешательства в объеме: удаление стента из внутренней сонной артерии (ВСА) с эндартерэктомией из общей сонной артерии (ОСА), ВСА с пластикой артерий заплатой из ксеноперикарда и протезирование сонной артерии слева (сердняя треть старого протеза – бифуркация общей сонной артерии).

Клинический случай
Пациент Б., 57 лет, в 2013 г. проходил скрининговое исследование в Кемеровском кардиологическом диспансере. Предъявлял жалобы на головокружение, шум в ушах, одышку и ангинозные боли при физической нагрузке. По результатам цветного дуплексного сканирования выявлены окклюзия ВСА и позвоночной артерии справа, гемодинамически значимый стеноз устья ОСА и ВСА слева. По данным эхокардиографии определен кальциноз аортального клапана IV ст. (фиброзное кольцо 2,55 см, Pmax = 84).

Пациенту выполнены коронарография с ангиографией брахиоцефальных артерий (БЦА), по результатам которой идентифицирован 75% стеноз огибающей артерии и подтверждены поражения БЦА, полученные ранее по результатам цветного дуплексного сканирования (рис. 1, 2).


С учетом клинической картины и анатомо-топографических поражений пациенту первым этапом выполнена КАС устья ОСА и внутренней сонной артерии (рис. 3).


Спустя месяц после КАС пациенту выполнено сочетанное вмешательство: протезирование аортального клапана механическим протезом «МедИнж-23» (ЗАО НПП «МедИнж», Пенза, Россия) и маммарокоронарный анастомоз с огибающей артерией (время искусственного кровообращения 132 мин, время пережатия аорты 102 мин, минимальная температура тела 36,0 °С). В послеоперационном периоде развилось нарушение ритма по типу пароксизма фибрилляции предсердий. Назначена антикоагулянтная терапия варфарином в дозировке 3,75 мг под контролем международного нормализованного отношения (целевое значение 2,0–3,0). Швы сняты на 7-е сут. после операции, пациент выписан в удовлетворительном состоянии. В течение последующих 5 лет пациент регулярно наблюдался у кардиолога и ангионевролога, соблюдал рекомендации по коррекции образа жизни.
В марте 2018 г. у пациента появилось онемение в левой руке. По данным цветного дуплексного сканирования БЦА определены субокклюзия левой подключичной артерии, признаки синдрома позвоночно-подключичного обкрадывания слева, окклюзия ВСА слева. Пациенту выполнены шунтография и ангиография БЦА, по результатам которых визуализированы 80% стеноз первой порции подключичной артерии слева, удовлетворительное функционирование маммарокоронарного шунта на огибающей артерии, а также рестеноз в стенте в устье общей сонной артерии (рис. 4).


Для дополнительной визуализации состояния стентов в левой ОСА и ВСА выполнена мультиспиральная компьютерная томография – ангиография (МСКТ АГ) БЦА, по данным которой выявлены рестеноз в стенте левой ВСА 65%, рестеноз в стенте левой ОСА 65%, окклюзия правой внутренней сонной артерии (рис. 5).

Пациенту проведено сонно-подключичное шунтирование при ретроградном кровотоке 57 мм рт. ст. и системном артериальном давлении 144 мм рт. ст. Сформирован дистальный анастамоз «конец-в-бок» протезом «БАСЭКС» (НЦССХ им. А.Н. Бакулева, Москва, Россия) 8 мм с подключичной артерией, проксимальный — «конец-в-бок» с ОСА. На 7-е сут. после операции пациента выписали в удовлетворительном состоянии.
Особое значение на этапе подготовки и в послеоперационном периоде имели режимы антикоагулянтной терапии ввиду наличия у пациента механического протеза аортального клапана и пароксизмальной формы фибрилляции предсердий. В связи с высоким риском геморрагических осложнений при неконтролируемой гипокоагуляции и высоком риске тромбоза механического протеза в аортальной позиции варфарин в дозе 3,75 мг (международное нормализованное отношение 3,08) заменен на нефракционированный гепарин, внутривенно с использованием инфузомата (под контролем активированного времени свертывания) в дозировке 25 тыс. ед. и 45 мл физиологического раствора со скоростью 2 мл/ч.
Спустя 9 мес. после сонно-подключичного шунтирования пациенту проведена контрольная МСКТ АГ БЦА, по результатам которой установлены рестеноз в стенте левой ОСА 85%, рестеноз в стенте левой ВСА до 94%, стеноз правой ОСА до 65%, окклюзия правой ВСА, окклюзия правой позвоночной артерии, стеноз левой позвоночной артерии до 75%. Выявлены стеноз проксимального анастомоза сонно-подключичного шунта до 81%, гемодинамически незначимая S-образная извитость левой позвоночной артерии.
Принято решение об оперативном вмешательстве в объеме: удаление стента из ВСА с эндартерэктомией из ОСА, ВСА с пластикой артерий заплатой из ксеноперикарда и протезирование сонной артерии слева (сердняя треть старого протеза – бифуркация общей сонной артерии). Применен режим антикоагулянтной терапии, использованный несколько месяцев назад во время сонно-подключичного шунтирования. Защита головного мозга осуществлялась подъемом системного давления до 180/90 мм рт. ст.
Выделен старый сонно-подключичный шунт («БАСЭКС» 8 мм), пульсировал, проходим. Выполнено пережатие сонных артерий. Продольная артериотомия общей, внутренней сонных артерий со вскрытием окклюзированного стента на всем протяжении, с переходом на здоровый сегмент ВСА (5,5–6,0 см). Стент удален из ВСА с эндартерэктомией из внутренней, общей и наружной сонных артерий (рис. 6) с пластикой артерий заплатой из ксеноперикарда до бифуркации ОСА.

Ретроградный кровоток из ВСА удовлетворительный. Произведена пластика артерий заплатой из ксеноперикарда. Старый сонно-подключичный протез пересечен в средней трети (дистальный конец прошит). Выполнена неоинтимэктомия из протеза до зажима. Сформирован проксимальный анастомоз с протезом Vascutek (Vascutek Ltd., Великобритания) 8 мм «конец-в-конец». Протез выведен до бифуркации ОСА. Общая сонная артерия отвязана, пересечена перед бифуркацией. Сформирован дистальный анастомоз с бифуркацией ОСА «конец-в-конец» (рис. 7).


В послеоперационном периоде выполнена контрольная МСКТ АГ БЦА, по результатам которой протез проходим, признаков рестеноза не выявлено.
Пациент выписан на 7-е сут. после оперативного вмешательства в удовлетворительном состоянии.

Обсуждение
До 2013 г. в мировой практике зарегистрировано лишь 39 пациентов, которым проведена КЭЭ с удалением стента из внутренней сонной артерии, и 200 больных, которым выполнено повторное эндоваскулярное лечение [5, 6]. Частота инсульта между двумя группами пациентов не отличалась, однако у трех из 200 пациентов отмечалось повторное развитие рестеноза стента, а у пациентов с КЭЭ — ни одного. Таким образом, удаление стента с помощью КЭЭ, вероятнее всего, сопровождается более низким риском рестеноза. Тем не менее КЭЭ требует более комплексной оценки и более удовлетворительного состояния пациента по сравнению с эндоваскулярным лечением [1, 2, 5, 6].
По данным исследований, среднее время рецидивирующих симптомов после КАС составляет 6,5 мес. (диапазон от 1 до 51 мес.), а среднее время между КАС и КЭЭ — 17 мес. (диапазон от 2 до 54 мес.) [4–6]. Чаще всего это пациенты пожилого возраста (средний возраст 67 лет), мужского пола, с выраженной коморбидной патологией [4–6].
Большинство случаев рестеноза после КАС протекает бессимптомно. Но стоит ли этим больным проводить повторную реваскуляризацию, до сих пор остается под вопросом [4–6]. В ряде исследований сообщалось о периоперационных технических трудностях во время удаления стента с помощью КЭЭ [5, 7, 8]. Если стент длинный или находится в дистальном отделе ВСА, может возникнуть дисфункция нервов или расслоение артерии. В одном из наблюдений у пациента с высоким расположением бифуркации сонных артерий проведена КАС. Коррекция рестеноза выполнена при помощи КЭЭ, однако визуализировать дистальный участок стента было невозможно и его удаляли вслепую. Несмотря на то что получен удовлетворительный ретроградный кровоток, при интраоперационной ангиографии после закрытия сонной артерии визуализирована диссекция стенки ВСА. Сразу после ангиографии диссекция купирована установкой нового стента в ВСА. Пациент перенес дисфункцию подъязычного нерва и выписан в удовлетворительном состоянии на 7-е сут. после операции [5].
Показания к удалению стента в результате рестеноза после КАС до конца не определены [1, 2]. По мнению ряда авторов, гиперплазия неоинтимы, обусловливающая рестеноз, интраоперационно характеризуется стабильностью относительно обычных атеросклеротических бляшек [5, 9]. В результате чего показания для повторного вмешательства должны быть более жесткими, чем при стандартной КЭЭ. Кандидатами для хирургической коррекции рестеноза должны быть пациенты с симптомным поражением, в состоянии субокклюзии, а качество коррекции необходимо подтверждать с помощью послеоперационной ангиографии, особенно в случае протяженного рестеноза и высокой бифуркации сонной артерии [5, 10, 11].

Заключение
Выполненный объем хирургического вмешательства позволил профилактировать развитие серьезных осложнений. Выбранная стратегия реваскуляризации характеризуется высоким уровнем сложности. Успешный исход лечения обусловлен тщательным обследованием пациента на догоспитальном и периоперационном этапах наблюдения, опытом хирургической бригады, а также правильно подобранной антикоагулянтной терапией.

Конфликт интересов
Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование
Исследование не имело спонсорской поддержки.

Вклад авторов
Написание статьи: А.Н. Казанцев
Обзор литературы: Р.Ю. Лидер
Оформление иллюстраций: А.Р. Шабаев, А.Н. Волков
Исправление статьи: Н.Н. Бурков, А.И. Ануфриев
Предоперационная подготовка пациента: А.Р. Шабаев, Е.В. Рубан
Послеоперационное ведение пациента: А.Н. Волков
Неврологический осмотр: Е.В. Рубан
Утверждение окончательной версии для публикации: А.Н. Казанцев, Н.Н. Бурков, А.Р. Шабаев, А.Н. Волков, Е.В. Рубан, Р.Ю. Лидер, А.И. Ануфриев


А. Н. Казанцев
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

Н. Н. Бурков
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

А. Р. Шабаев
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

А. Н. Волков
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

Е. В. Рубан
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

Р. Ю. Лидер
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Кемеровский государственный медицинский университет», Кемерово
Россия

А. И. Ануфриев
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Россия

Литература


    1. Национальные рекомендации по ведению пациентов с заболеваниями брахиоцефальных артерий. М., 2013. 68 с. Режим доступа: http://angiolsurgery.org/recommendations/2013/recommendations_brachiocephalic.pdf
    2. Aboyans V., Ricco J.B., Bartelink M.E.L., Björck M., Brodmann M., Cohnert T., Collet J.P., Czerny M., De Carlo M., Debus S., Espinola-Klein C., Kahan T., Kownator S., Mazzolai L., Naylor A.R., Roffi M., Röther J., Sprynger M., Tendera M., Tepe G., Venermo M., Vlachopoulos C., Desormais I.; ESC Scientific Document Group. 2017 ESC Guidelines on the diagnosis and treatment of peripheral arterial diseases, in collaboration with the European Society for Vascular Surgery (ESVS): Document covering atherosclerotic disease of extracranial carotid and vertebral, mesenteric, renal, upper and lower extremity arteries. Eur Heart J. 2018;39(9):763-816. PMID: 28886620. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehx095
    3. de Borst G.J., Naylor A.R. In the end, it all comes down to the beginning! Eur J Vasc Endovasc Surg. 2015;50(3):271-2. https://doi.org/10.1016/j.ejvs.2015.04.013
    4. Lal B.K., Beach K.W., Roubin G.S., Lutsep H.L., Moore W.S., Malas M.B., Chiu D., Gonzales N.R., Burke J.L., Rinaldi M., Elmore J.R., Weaver F.A., Narins C.R., Foster M., Hodgson K.J., Shepard A.D., Meschia J.F., Bergelin R.O., Voeks J.H., Howard G., Brott T.G.; CREST Investigators. Restenosis after carotid artery stenting and endarterectomy: a secondary analysis of CREST, a randomised controlled trial. Lancet Neurol. 2012;11(9):755-63. PMID: 22857850, PMCID: PMC3912998. https://doi.org/10.1016/S1474-4422(12)70159-X
    5. Yu L.B., Yan W., Zhang Q., Zhao J.Z., Zhang Y., Wang R., Shao J.S., Zhang D. Carotid endarterectomy for treatment of carotid in-stent restenosis: long-term follow-up results and surgery experiences from one single centre. Stroke Vasc Neurol. 2017;2(3):140-6. PMID: 28994832, PMCID: PMC5628382. https://doi.org/10.1136/svn-2017-000089
    6. Pourier V.E., de Borst G.J. Technical options for treatment of in-stent restenosis after carotid artery stenting. J Vasc Surg. 2016;64(5):1486-96. PMID: 27776704. https://doi.org/10.1016/j.jvs.2016.07.106
    7. Bonati L.H., Ederle J., McCabe D.J., Dobson J., Featherstone R.L., Gaines P.A., Beard J.D., Venables G.S., Markus H.S., Clifton A., Sandercock P., Brown M.M.; CAVATAS Investigators. Long-term risk of carotid restenosis in patients randomly assigned to endovascular treatment or endarterectomy in the carotid and vertebral artery transluminal Angioplasty Study (CAVATAS): long-term follow-up of a randomised trial. Lancet Neurol. 2009;8(10):908-17. PMID: 19717347, PMCID: PMC2755038. https://doi.org/10.1016/S1474-4422(09)70227-3
    8. Zheng J., Liu L., Cao Y., Zhang D., Wang R., Zhao J. Carotid endarterectomy with stent removal in management of in-stent restenosis: a safe, feasible, and effective technique. Eur J Vasc Endovasc Surg. 2014;47(1):8-12. PMID: 24239104. https://doi.org/10.1016/j.ejvs.2013.10.011
    9. Казанцев А.Н., Тарасов Р.С., Бурков Н.Н., Шабаев А.Р., Лидер Р.Ю., Миронов А.В. Каротидная эндартерэктомия: трехлетние результаты наблюдения в рамках одноцентрового регистра. Ангиология и сосудистая хирургия. 2018;24(3):101-108. [Kazantsev A.N., Tarasov R.S., Burkov N.N., Shabaev A.R., Lider R.Yu., Mironov A.V. Carotid endarterectomy: three-year results of follow up within the framework of a single-centre register. Angiology and Vascular Surgery. 2018;24(3):101-108. (In Russ.)]
    10. Казанцев А.Н., Бурков Н.Н., Борисов В.Г., Захаров Ю.Н., Сергеева Т.Ю., Шабаев А.Р., Лидер Р.Ю., Солобуев А.И., Рубан Е.В., Бухтоярова В.И. Компьютерное моделирование гемодинамических показателей в бифуркации сонных артерий после каротидной эндартерэктомии. Ангиология и сосудистая хирургия. 2019;25(3):107-12. https://doi.org/10.33529/ANGIO2019311 [Kazantsev A.N., Burkov N.N., Borisov V.G., Zakharov Yu.N., Sergeeva T.Yu., Shabaev A.R., Lider R.Yu., Solobuev A.I., Ruban E.V., Bukhtoyarova V.I. Computer-assisted simulation of haemodynamic parameters of carotid artery bifurcation after carotid endarterectomy. Angiology and Vascular Surgery. 2019;25(3):107-12. (In Russ.) https://doi.org/10.33529/ANGIO2019311]
    11. Тарасов Р.С., Казанцев А.Н., Ануфриев А.И., Бурков Н.Н., Шабаев А.Р., Бухтоярова В.И., Грачев К.И. Хирургические факторы рестеноза внутренней сонной артерии после каротидной эндартерэктомии. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2018;11(4):47-53. https://doi.org/10.17116/kardio201811447 [Tarasov R.S., Kazantsev A.N., Anufriev A.I., Burkov N.N., Shabaev A.R., Bukhtoyarova V.I., Grachev K.I. Surgical factors of internal carotid artery restenosis after carotid endarterectomy. Russian Journal of Cardiology and Cardiovascular Surgery = Kardiologiya i serdechno-sosudistaya khirurgiya. 2018;11(4):47-53. (In Russ.) https://doi.org/10.17116/kardio201811447]

Казанцев А. Н., Бурков Н. Н., Шабаев А. Р., Волков А. Н., Рубан Е. В., Лидер Р. Ю., Ануфриев А. И. Хирургическое лечение пациента с рестенозом стентов в устье общей сонной артерии и проксимальном отделе внутренней сонной артерии. Патология кровообращения и кардиохирургия. 2019;23(3):104-110. http://dx.doi.org/10.21688/1681-3472-2019-3-104-110


DOI: http://dx.doi.org/10.21688/1681-3472-2019-3-104-110

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.